Назад

«Кругосветка» по горным озёрам Заилийского Алатау

Елена Никитенко
Елена Никитенко
27 августа 2020
«Кругосветка» по горным озёрам Заилийского Алатау Фото: Елена Никитенко

Горы везде разные – одни высокие, с заснеженными шапками, недоступные в своём величии. Другие – тёплые, мягкие и пушистые, словно плюшевые. Третьи – скалистые, но такие заманчивые – так и хочется облазить их с подножья до вершин…

Поэтому чем заняться, имея в активе обновлённый Subaru Outback, было ясно сразу. Заилийский Алатау, горы вокруг Алматы, богаты на красивейшие горные озёра с лазурной водой, в которой отражается небо. Так и получился сам собой лайтовый экспедиционный тур «Кругосветка по горным озёрам Заилийского Алатау». И первыми на очереди оказались два озера – Иссык и Каинды.

Проклятие «Чёрного дракона»
Начать было решено с более лёгкого маршрута – на озеро Иссык, что в 60 км от Алматы. Дорога – сносный асфальт, а по пути можно заскочить в одноимённый Государственный историко-культурный музей-заповедник (вход – 500 тенге с человека). Он расположен в исторической части Иссыка – здесь знаменитые курганы V века до н. э., в которых был найден сакский воин в богатых доспехах, получивший имя Золотой человек, и ставший позже одним из символов Казахстана. Зрелище на самом деле завораживающее. По обеим сторонам дороги, посреди голой степи, тянутся рукотворные холмы: одни побольше, другие поменьше, третьи — совсем маленькие. Такие манящие и такие древние.

Сам по себе музей небольшой, три зала, с два десятка исторических артефактов, добытых здесь же, на раскопках… На всё про всё уйдёт минут 10-15, не больше.

Город Иссык — маленький, но шумный, с активным движением. Прошли его ходом, задерживаясь лишь на светофорах, чтобы не сводить с ума оптический комплекс EyeSight. Это новая для Outback опция, которая умеет экстренно тормозить перед пешеходами и препятствиями, следить за разметкой, навязчиво подруливать при «несанкционированном» выходе из полосы… В плотном колхозном трафике системе становится дурно, а её действия из спасительных легко переходят в разряд аварийно-опасных – одного за другим я отключаю всех помощников.

Выглядит система EyeSight грозно — с лобового стекла на вас глядят сразу три камеры. Тотальный контроль.

Наш жемчужный Outback притягивает к себе взгляды ребятишек, играющих у пыльных обочин. Обновлённый, с подтянутой внешностью, новым бампером со вставками из чёрного пластика, слегка изменёнными и усовершенствованными адаптивными фарами… В общем, отличия такие, что поставь рядом автомобиль дорестайлинговый, отличия даже опытный глаз найдёт не сразу. Но попытаться стоит…

И вот горный серпантин до самого озера. Плата за въезд в национальный парк 750 тг. с человека и 200 тг. за машину – и красивейшая природа начинает обволакивать вас со всех сторон. Высокие сочно-зелёные ели спускаются со склонов, а дорога, порой усыпанная валунами и мелкими камешками, вьётся среди них. Однако, чем выше, тем опаснее и страшнее становятся пейзажи: всё чаще и чаще мелькают за окном разрушительные следы от селевых потоков, не раз и не два сходивших в этих районах. Вырванные с корнем деревья, вывороченные из земли огромные булыжники и безжизненная местность на несколько метров вокруг русла — так отмечены на нерукотворных картах гор пути селей.

Когда-то давно, в 1921 году, мощный селевой поток, вырвавшийся из этих гор, снёс половину города Верного (так раньше назывался Алматы). Благо тогда город только строился, и особых жертв и разрушений сель не принёс.
Но это природное явление было принято во внимание, и вскоре выше озера появилась плотина, которая в 1963 году спасла Алма-Ату от полного разрушения. Тогда поток камней и грязи был настолько силён, что, не задержи она его, он смыл бы весь город…

И тогда же сильно пострадало само озеро. Тот сель возник высоко в Жарсайском ущелье из-за обвала в реку древней морены, пропитанной талыми водами ледникового озера. Он низвергнулся с гор мощнейшим потоком, неудержимой лавиной из камней и грязи. Позже его назовут «Чёрным драконом». На своём пути он вбирал в себя камни, подхватывал, словно пушинки, гигантские валуны, вырывал с корнями вековые красавицы ели. Около полудня сель достиг озера Иссык. И озеро, считавшееся самым красивым и самым чистым местом Заилийского Алатау, перестало существовать. «Чёрный дракон» за считаные часы уничтожил его, буквально выплеснув из своей чаши. Со временем оно, конечно, наполнилось, но прежних размеров и прежней красоты в нём уже нет, а первоначальный объём воды теперь не восстанавливают в целях безопасности.

От таких историй становится жутко. А мрачные мысли подтверждает сама природа: изувеченное селями, но безоговорочно красивое Иссыкское ущелье потрясает до глубины души. Глубокое, с одинокой горной речушкой, до того бурной, что вода в ней кажется белой, будто кто-то высоко в горах пролил молоко, и теперь оно стекает тонкими струйками вниз, к городу… Здесь можно стоять очень долго, созерцая эту панораму и постигая природу.

Обычно туристы останавливаются на северном берегу озера, не желая объезжать его по не очень хорошей дороге. Но наш Outback приехал сюда не для того, чтобы стоять на асфальтовой стоянке. Внушительные для универсала 213 мм клиренса, внедорожный режим X-Mode – можно рисковать (хотя там особо и рисковать-то негде). Единственный заставляющий опасаться момент – длиннющие свесы, которые из поколения в поколение не только не становятся короче, а, кажется, ещё длиннее.

От основной дороги расходится множество тропинок, и одна из них привела нас к шлагбауму — Илийское лесничество, чьи сотрудники регулярно патрулируют охраняемую ими территорию, не позволило нам ни доехать, ни дойти до той самой плотины, которая до сих пор охраняет город. Но это даже к лучшему, время дорого – нас ждёт ещё одно невероятное и таинственное горное озеро. Каинды.

Застывшее время
От Алматы до озера Каинды – больше 300 км. Subaru Outback быстро несёт нас по ровному полотну новой бетонки, негромко играет тщательно подобранная дорожная музыка – без неё путешествие не путешествие. Кстати, медиасистема с 8-дюймовым дисплеем с массой функций управления системами автомобиля – одно из бросающихся в глаза обновлений салона Outback 2018.

Внутри отличий гораздо больше, чем снаружи: новый мультируль, обновленная приборная панель с 10 вариантами подсветки, более богатая отделка салона.

Но когда путешествуешь с ребёнком, больше внимания уделяешь заднему дивану. Нужно, чтобы вокруг него было всё максимально комфортно обустроено и всё под рукой — еда, вода, игры, книги, спальные принадлежности (вроде походной подушки) …

Outback сын оценил — глубокие подстаканники центрального подлокотника тут же были заполнены горячим шоколадом и водой (кстати, в них входит даже большая бутылка "Набеглави", если нет — то в карман двери другая точно войдёт).

USB-разъёмы, которые появились сзади лишь в модели 2018 года, тут же были оккупированы зарядкой к мобильнику… Теперь можно ехать далеко и долго.

Широкое пространство между передним и задним рядами, которое, в общем-то, не изменилось со времени дорестайлинга, тоже получило высокую оценку — можно сложить ногу на ногу или задрать их на свой бустер и ничего не испачкать (хотя лучше, всё-таки, разуваться).

Всё хорошее когда-нибудь заканчивается, вот и прекрасный ровный бетон превратился в корявый, латанный-перелатанный асфальт. На нём мягкая подвеска Outback сумела удивить всех – даже на небольших кочках длинный универсал начинает впадать в резонанс и прыгать что твоя блоха. Если верить техническим данным, то длина сжатия амортизаторов в передних стойках уменьшена на 20 мм. Теперь-то понятно, почему после продолжительной раскачки или на более-менее грозной кочке мы сразу же упирались в отбойники. Плюс мягкой подвески моментально превращается в её минус, заставляя сбавлять в целом комфортную скорость со 120 до 80 км/ч. Зато приятно удивил электроусилитель руля – японские инженеры прислушались к требованиям общественности и сделали его более внятным по сравнению с предыдущим поколением, где размытость на руле доходила порой до абсурда.

Ещё через километров 30 – опять чрезвычайное удивление. Только теперь не от машины, а от дороги. От Чарына до посёлка Жаланаш ведёт идеальный серпантин. Лента чёрного асфальта, словно лениво брошенная между невысоких холмов и каньонов чьей-то громадной рукой, уходит далеко за горизонт и позволяет ехать в умеренном темпе и любоваться изменчивыми пейзажами.

Пропадает асфальт ровно на въезде в посёлок. Дороги — словно после ковровой бомбардировки, пограничный пост и долгожданный грейдер, в целом, комфортный, но очень пыльный. Временами он перемежается с только что постеленным асфальтом (его и сейчас там местами кладут), и на нём Outback совершенно изменил свой характер. Универсал вдруг вспомнил про свои раллийные корни — поехал весело, сбито, подвеска забыла про свою мягкость и научилась моментально глотать все неровности, ничего не транслируя в салон. Заправлять его в повороты на гравийке — одно удовольствие (и куда делась кажущаяся недостаточной поворачиваемость длиннобазного автомобиля?).

Не доезжая до большого посёлка Саты, раскинувшегося в живописной долине, за мазарами мусульманского кладбища уходим на грунт и встаём на дорогу до самого Каинды. Правда, дорогой это направление назвать слегка сложновато — камни, брод, глубокие колеи… Местные жители пугают всех приезжих, мол, не пройти вам там на своих «пузотёрках». Но риск – дело благородное, в конце концов, зачем тогда нужен автомобиль для путешествий с хорошим клиренсом и полным приводом.

Слегка модернизированный бензиновый 2,5-литровый мотор и вариатор Lineatronic с обновлёнными алгоритмами работы теперь представляют у Outback весьма состоятельный тандем. На трассе и при скоростных обгонах я не испытывала никаких ощущений в недостаточности мощности (175 л.с. при 5800 Нм), а если учесть, что была перенастроена в лучшую сторону работа педали газа, то ехать на нём весьма комфортно. Японцам удалось справиться и с ещё одной проблемой — задержками и провалами в работе вариатора и при этом сохранить нормальную тягу на низах, что сейчас нам играло только на руку.

Дорога забирается всё выше и выше, вместо мелких камней появляются крупные валуны, которые когда-то сюда приволокли селевые потоки и оползни. Путь нам пересекает горная речка. Вариантов её преодоления немного – надо брать в брод. Outback не пасует – брод не глубокий. Он проходит его на одном дыхании, перебирая колёсами по камешкам и гоня перед собой лёгкую волну (кстати, передний номер был предусмотрительно снят, что и всем советую – искать его в холодной горной и бурной речке потом – удовольствие сомнительное).

После брода дорога становится уже и ещё хуже – начинаю всерьёз опасаться за длинные свесы нашего универсала, но всё идет хорошо. Не раз выручала и новоиспечённая опция — передняя и правая боковая камеры. Картинку с них можно быстро перекидывать кнопкой на центральном тоннеле, но скорость при этом должна быть невысокая. Правая камера отлично помогала при рискованных разъездах со встречным транспортом на узких и каменистых подъёмах.

Ещё минут 30 по суровой грунтовке, и жемчужный Outback паркуется на импровизированном паркинге – обычной полянке среди гор. А загадочное озеро – в километре под нами, только доехать туда на машине не получится, ножками и вниз.

Спуск до Каинды – спокойный и в меру крутой. Если лень идти самостоятельно, можно взять на прокат лошадей у местных жителей и, спускаясь, разглядывать срезы горных пород с многовековыми отложениями, и корни деревьев, выходящие из камней и вьющиеся, как гигантские змеи…

Но всё это меркнет за последним поворотом, когда перед вами из ниоткуда открывается лазурная чаша озера. Ещё пару шагов к берегу, и ты замираешь в попытке принять то, что только что открылось взору.

Спокойная ровная озёрная гладь, в которой отражается небо и окрестные ели, горы вокруг и… голые, иссушенные белые стволы деревьев, торчащие прямо из воды. Озеро окутывает множество легенд, и это вполне объяснимо – вид у него таинственный, загадочный и настолько необычный, что сказки в голове начинают складываться сами собой.

Конечно, с научной точки зрения образование этого озера объяснить проще простого. В 1911 году мощное Кеминское землетрясение поспособствовало образованию озера Каинды – именно тогда вода затопила небольшой хвойный лес в узком ущелье, и ели навсегда застыли в своём величии посреди воды. Дважды через Каинды проходил сель – в 80-х и в 2012 году, дважды его покой был нарушен грязью, камнями и глиной. И дважды озеро смогло восстановить свой уникальный цвет воды, оттенок которой никак не получается определить однозначно – он то лазурный, то зелёный, то иссиня-голубой… Всё зависит от ракурса, от погоды, от времени суток и года и от точки, откуда вы смотрите на озеро.

В прозрачной воде видны размашистые лапы елей, ещё зелёные и с иголками – ледяная вода сработала как криокамера. Вверху стволы иссушило солнце и ветер, а внизу под водой они так и остались в состоянии вечной жизни. Застывшее время. Замороженная жизнь.

Спуск прошёл в "штатном режиме" — ничего драматичного, опасного или непреодолимого. Из спортивного интереса протестировали систему X-Mode — она активирует горный тормоз и помогает преодолевать лёгкие диагонали. Но и без неё всё это можно пройти "вручную" без особого напряжения.

В ритме путешествия выходные проносятся мимо словно пара часов. Добраться до трёх горных озёр Кольсай просто-напросто не хватило времени. Но — впереди ещё одни выходные. Так что — продолжение следует…

 

Почитать еще
mobile-phone
Скачайте приложение на телефон
Вы получите только ссылку на приложение, никакого спама и рассылок